Любавический Ребе о покрытии волос

  • Ривка Слоним 
  • директор по образованию Хабадского центра еврейской студенческой жизни Бингемтонского университета, штат Нью-Йорк
  • будучи всемирно известным преподавателем, лектором и активистом, она много путешествует. Ее интересы лежат на пересечении соблюдения еврейских традиций и современной жизни; особое внимание она уделяет теме еврейской женщины в еврейском праве и жизни
  • является редактором антологии о микве «Total Immersion: Anthology Mikvah», а также книг «Хлеб и огонь», «Еврейские женщины находят Бога в повседневной жизни»
  • Ривка и ее муж – благодарные и гордые родители девяти детей

В своем фундаментальном исследовании ортодоксального еврейства Америки в период между 1880 и 1945 гг., Дженна Вайсман Хоселит1 пишет:

«Оживляла и поддерживала этот образ жизни совсем не приверженность еврейскому закону (Алахе) или коллективная ностальгия по набожности прошлой жизни, поколению родителей, а, скорее, увлечение современной жизнью. Вместо того, чтобы отринуть современность, ортодоксы межвоенного периода живо восприняли ее, считались с ее ограничениями и приводили свои институты в соответствие с ее диктатом…» [с.20]

«Сведя внешние проявления соблюдения к минимуму, ортодоксальные евреи этой эпохи не спешили демонстрировать свою ортодоксальность или заявлять о ней. “Определенно, это было время, когда вы оставляли свой иудаизм при себе. Нельзя было встретить человека в кипе на улице2”, — вспоминает один раввин. Отсутствие специфической одежды было приметой того времени». [с.21]

В той же книге, в главе про женщин, «Еврейская священнослужительница и ритуал: религиозная жизнь американских ортодоксальных евреек», вопрос покрытия волос замужними женщинами даже не упоминается.

И вот на этом фоне седьмой Любавический Ребе, раввин Менахем Мендель Шнеерсон, благословенной памяти, принял на себя руководство в 1950 году. К началу Второй мировой войны присутствие Любавических хасидов в Америке было относительно небольшим, как и многих других хасидских групп. Поскольку в те дни в Любавическом движении почти не было молодых женщин, многие молодые хасиды женились на женщинах из «американских» ортодоксальных домов, где принципы и нормы покрытия волос скорее нарушались, чем соблюдались. Даже те девушки, которые прибыли со своими хасидскими семьями из России, не все соблюдали эти нормы, отпавшие при коммунистическом режиме.

По собственным словам Ребе – его корреспонденции и публичным выступлениям – можно проследить его систематическую кампанию по продвижению и восстановлению мицвы покрытия волос в качестве общепринятой для соблюдающих замужних женщин. Важно помнить, что Ребе не был духовным лидером одной избранной группы, а именно тех, кто считал себя Любавическими хасидами. Из опубликованных томов его переписки3 видно, что с самых ранних дней его руководства влияние Ребе распространялось на самую широкую аудиторию мирового еврейства.

В этот ранний период он пытался установить, что покрытие волос было еврейским законом, а не туманным обычаем прошедшей эпохи. Ребе утверждал, что еврейский закон требует, чтобы все волосы – а не часть волос – замужней женщины были покрыты4. Он стремился заменить широко распространенное отвращение к отличному и «слишком еврейскому» внешнему виду сильным чувством самобытности и гордости; при этом он был чувствителен к озабоченности женщин своей внешностью. По этой причине Ребе агитировал за ношение париков в отличие от платков, которые он признал непривлекательным, даже несостоятельным вариантом для большинства еврейских молодых женщин в Америке. Ребе беспокоился, что большинство женщин, даже наиболее набожных, не станут носить платки постоянно и таким образом, чтобы покрыть все волосы. Похоже, что уже тогда Ребе был обеспокоен возможным увеличением количества соблюдающих женщин, чьи профессиональные и социальные пристрастия не позволят покрывать волосы платками или шляпками. Не имея парика в списке вариантов, многие женщины даже не рассматривали бы возможность покрытия волос. Отстаивание париков Ребе являются ранней иллюстрацией характерной для него манеры направлять последние достижения современности на цели Торы и мицвот.

Сначала позиция Ребе не была популярной. Многие женщины вообще не хотели покрывать свои волосы, в то время как другие находили понятие парика совершенно чуждым и ассоциировали его с самой неприглядной внешностью. Проявляя терпение и необычайную чувствительность к актуальным психологическим и социологическим проблемам, Ребе не оставлял своих усилий. В конце концов, это окупилось. К концу
1960-х годов страстное продвижение париков со стороны Ребе привело к принятию ношения париков в качестве нормы в большинстве ортодоксальных кругов.

Ранний пример подхода Ребе можно проследить в следующих отрывках из его публичного выступления, более известного как фарбренген, на Рош-Ходеш Элул 19545:

«Ношение парика оказывает благотворное влияние на детей и внуков, заработок и здоровье, как утверждает Зоар6

… Не следует приводить такой аргумент: я знаю женщину, которая не носит парик, но у нее все отлично в отношении детей, здоровья и средств к существованию, а также жизни в целом.

Прежде всего, мы не знаем, что происходит в жизни другого, какие тяготы он или она переживает; никто не рассказывает другому всего, что происходит в жизни. Во-вторых, мы не должны смотреть на то, что происходит у других; мы должны делать то, что нам заповедал Вс-вышний.

Мы – меньшинство среди народов. Может нам также следует сделать вывод о том, что, поскольку в мире больше неевреев, чем евреев, и у них все хорошо, мы должны следовать их путям?! Если бы мы поступали таким образом, еврейский народ прекратил бы существовать, не дай Б-г, давным-давно.

Когда еврейская женщина ходит по улице, не покрывая волосы, между ней и другими нет заметной разницы. Однако, когда она носит парик, становится заметно, что это еврейская религиозная женщина.

Не нужно провозглашать на улице: «Я религиозен», но … кого мы стесняемся? Своего друга? Даже если они [укажут на нее] и скажут, что это религиозная еврейка, – какой же тут позор?

Такое поведение требует большого самопожертвования? Если, не дай Б-г, не хватает пищи, дети голодны и необходимо соблюдать Шаббат, считаясь с работой и бизнесом, то это требует большого самопожертвования. И все же, без сомнения, Шаббат соблюдают …

… Разница между париком и платком заключается в следующем: платок легко снять, чего не скажешь о парике. Например, кто-то находится на мероприятии в парике – даже если бы президент Эйзенхауэр должен был войти, она бы не сняла свой парик. Это не так с платком, который можно легко снять …

… В прошлом обычай состоял в том, чтобы полностью отрезать или сбрить волосы [и покрыть их платочком]7. Позже ношение париков стало широко распространенным обычаем, особенно сегодня, когда можно купить парики разных цветов, которые могут выглядеть даже лучше, чем собственные волосы.

Пусть женщина задумается над этим вопросом. Размышление на эту тему не займет больше часа или даже получаса. Почему же действительно она не хочет носить парик, а только платок? Потому что она знает, что парик нельзя снять, когда она идет по улице или находится на мероприятии, а платок можно сместить выше и иногда полностью снять.

Возможно, она скажет, что она будет носить платок должным образом. Если она так и поступит, то это, конечно, хорошо. Но … зачем ставить себя на путь искушения? Мы умоляем Вс-вышнего перед молитвой: “Не введи нас во искушение”».

Очевидно, Ребе хотел вдохновить женщин носить парики и уверенно стоять в своем на соблюдении перед лицом социального давления. Более внимательное чтение, однако, раскрывает дополнительные нюансы, заслуживающие упоминания. Во-первых, внимание Ребе к тому факту, насколько глубоко связано самоощущение женщины с ее внешностью. Он понимал, насколько важным фактором является решение женщины в отношении покрытия волос. Фарбренгены Ребе представляли собой серьезное мероприятие, на которых часами обсуждал аспекты Торы и делился глубокими знаниями. Подобные мероприятия посещали сотни мужчин и очень немногие женщины8, но Ребе не желал вводить в заблуждение людей по такому важному вопросу в галахической или философской полемике.

Ребе зашел так далеко, что заявил, что парики могут быть даже более привлекательными, чем собственные волосы. В то время это предназначалось для поощрения и обучения женщин, которые считали, что всем парикам недостает эстетики. По сравнению с тем, что женщины могли носить в предыдущих поколениях, новые парики, говорил Ребе, были привлекательными.

Сегодня, когда очень сложная, расширяющаяся индустрия париков предлагает действительно прекрасные варианты, как из синтетических, так и из человеческих волос9, поучительно, что у Ребе не было никаких возражений против париков, которые улучшали внешний вид женщины; напротив, он призвал женщин воспользоваться их доступностью. Даже сегодня многие умы занимает ошибочное представление о том, что покрытие волос предназначено для умаления привлекательности замужней женщины (что приводит к распространенному вопросу о том, насколько оправдано покрытие волос привлекательным париком). Слова Ребе проливают свет на соответствующий подход к этой заповеди.

Каждый день Ребе получал невероятное количество писем, среди которых были письма от женщин и мужчин относительно их опасений по поводу соблюдения этой мицвы. В других случаях Ребе сам поднимал этот вопрос. В любом случае, его слова по этому вопросу были наполнены ощущением важности и срочности, как показано в следующем примере10:

«Поскольку ваша жена решила носить парик и делать это с радостью и не будет беспокоиться из-за тех, кто может высмеивать ее соблюдение, ее заслуга будет велика, особенно поскольку она одна из первых в своем районе вернулась к этому обычаю скромных еврейских женщин, и хорошо известно, как наши мудрецы ценили и восхваляли способность человека учить многих своим примером.

Возможно, пока что это сложно осуществить из-за связанных с этим расходов. Я хочу сообщить вам, что существует специальный фонд беспроцентных кредитов на эти цели (управляемый Любавическим офисом), и этот кредит может быть погашен в течение длительного периода времени, чтобы облегчить эти покупки. Не стоит откладывать этот вопрос. Как только вы получите это письмо, напишите мне имя и необходимую сумму, чтобы выписать чек; он будет немедленно отправлен и пусть Вс-вышний пошлет вам успех».

В своей характерной манере Ребе призывал тех, кто соблюдал этот обычай, также поощрять в этом свое окружение11: «Вы должны также принимать меры, чтобы другие поступали подобным образом, объясняя им, что это путь и сгула12 на здоровье, пропитание и настоящий нахес13 от детей. С Б-жьей помощью, вы сообщите мне хорошие вести в этом отношении».

Из следующего письма видно, что сопротивление покрытию волос принимало многообразные формы. Для этого корреспондента проблема носит скорее богословский характер. Интересно, что в ответ на ее вызов Ребе не привел философские или мистические основания мицвы. Для многих женщин (и мужчин) никакая причина никогда не будет достаточно веской. Скорее, Ребе подчеркнул, что соблюдение всех мицвот (в том числе прикрытия волос) в первую очередь основывается на подчинении воле Творца14:

«В ответ на ваше письмо от 13-го ияра, в котором вы спрашиваете, как объяснить необходимость покрытия волос (для замужней женщины): интересен сам вопрос, тем более в эти дни подготовки к получению Торы, которая была получена еврейским народом только после обещания «мы сделаем», предшествующего «мы услышим».

Само собой понятно и ясно, что вера человека в Б-га заставляет его сознательно воспринимать Б-жественные заповеди, не ища причин для них в человеческом интеллекте. Ибо даже простой здравый смысл, если он только действительно здоровый, дает понять, что конечное существо не в состоянии понять бесконечное.

Действительно, принцип веры для всего еврейского народа, верующих, детей верующих, в том, что Б-г, Его понимание и воля действительно едины и бесконечны, тогда как человек конечен во всех аспектах своего существа.

В дополнение к вышесказанному, если человек принимает во внимание явное вознаграждение, получаемое за покрытие волос (согласно Зоар), даже если кто-то будет очень сомневаться в этом, не дай Б-г, все равно стоит покрывать волосы. Это, безусловно, так, поскольку слова Зоар – как часть нашей Торы Истины – полностью верны, непреходящи и вечны везде и во все времена».

В 1957 году, на фарбренгене, посвященном празднику Шавуот, Ребе придал обсуждению новое направление15:

«Одним из самых важных аспектов поведения еврейской женщины, который оказывает глубокое влияние на ее сыновей и дочерей, является ее скромность …. «Вся слава царской дочери – внутри» (Теилим, 45:14). Сказано в Талмуде (трактат Йома 47а) об исключительной скромности Кимхит: у Кимхит было семь сыновей, и все они удостоились стать Первосвященниками16. Мудрецы спросили ее: «Что сделала ты, чтобы заслужить это?» Она ответила им: «Стропила моего дома никогда не видели косы моих волос».

Не следует думать, должна ли я вести себя с такой невероятной степенью скромности, чтобы мои дети стали Первосвященниками? Для меня достаточно, если мои дети вырастут, чтобы стать обычными священниками. Разве не сказано, что все евреи святы!

Но, если женщине предоставлена способность обучить своих детей стать Первосвященниками (т. е. достичь максимума их духовного потенциала), это указывает на то, что это ее ответственность».

Ребе подчеркивал важнейшее влияние женской скромности на ее детей – по сути, он апеллировал прямо к материнскому инстинкту; даже женщина, которая была категорически против этого обычая, могла бы рассмотреть его под новым углом в свете великих духовных преимуществ для ее детей.

Тогда как позиция Ребе была воспринята многими как жесткая, были и те, кто считал его позицию мягкой. Существуют общины, в которых по Алахе парики считаются вообще неприемлемыми для всех, исходя из их сходства с волосами женщины. В других общинах женщины носят парики, но частично покрывают их шарфом или шляпкой, чтобы продемонстрировать, что они действительно покрывают их волосы. Ребе считал, что со стороны Алахи нет обязанности покрывать парик.

Ребе получал вопросы от женщин из семей или общин с давними традициями полного покрытия волос плотными платками и/или ношения двойного покрытия (т.е. шляпки поверх парика). В каждом случае Ребе терпеливо объяснял свою позицию, поощряя их следовать обычаям их семьи или общины. В приведенном ниже письме можно увидеть, что в ответе Ребе содержатся оба эти соображения17:

«Я уже излагал свое мнение о том, что в наши дни покрытие волос платком не продлится долго [и в конечном итоге женщина перестанет покрывать волосы]. Причиной этого является то, что при ношении платка женщина постоянно подвергается испытанию: покрывать ли все волосы или просто их часть и т. д., чтобы не испытывать смущения из-за тех, кто смеется над ней (хотя довольно часто это ощущение может быть просто плодом воображения).

С париком ситуация иная; невозможно снять парик [легко] … Что касается ношения ею «открытого» парика (парика без шляпки или другого покрытия) – в течение нескольких последних поколений эта практика стала широко распространенной. Понятно, однако, что необходимо выяснить обычай своего места, чтобы убедиться, что это не нарушает традицию, не дай Б-г».

В 1960 году Ребе ответил женщине, которая писала ему о своих трудностях в покрытии волос париком, в то время как другие женщины в ее общине этого не делали. В своем ответе Ребе указал, что однородность американского пейзажа уступает место принятию и гордости от разнообразия религий и этнических культур. Помимо его идеи о важности «страха перед небесами», он призвал ее не обращать внимания на перемену ветра в обществе18:

«В ответ на ваше письмо, в котором вы пишете о парике, что в религиозной общине, где вы сейчас живете, это непринято. Следовательно, вы смущены тем, что если вы носите парик, над вами могут смеяться:

Мы с готовностью замечаем, что в шляпке или даже платке часть волос остается непокрытой, по крайней мере, на короткое время заставляя человека нарушать основной запрет … Важность постоянного покрытия волос можно вынести из вознаграждения, получаемого в результате выполнения этой заповеди в соответствии с ее формулировкой. Говоря словами святой книги Зоар, это привлекает к нам «благословение всеми благами, благословения на высшем и на низшем уровне, благословение богатством, детьми и внуками».

Что касается вашего предположения, что над вами могут смеяться, и вы будете смущаться: в последнее время даже американская молодежь стала уважать именно тех, кто тверд в своей вере. Они не стесняются тех, кто смеется над ними и их мировоззрением. Напротив, они презирают и посмеиваются над теми, кто просто следуют за большинством, не имея никаких собственных принципов.

Разумеется, вы знаете, что весь Кодекс еврейского права из четырех частей начинается с утверждения, что не следует смущаться из-за людей, которые насмехаются над службой Вс-вышнему. Более того, и это тоже довольно просто и понятно. «Б-г наполняет небо и землю», и человек находится в Его присутствии во всех местах и во все времена. Это не относится к людям; даже те, кто живет в непосредственной близости, не всегда рядом. Как же это – не смущаться, не дай Б-г, перед Вс-вышним, но смущаться перед простыми смертными?!»

Другой способ, которым Ребе отстаивал этот вопрос, заключался в разговорах с невестой и женихом, их родителями и другими людьми19:, которые приходили к нему на частные аудиенции. Согласно многочисленным свидетельствам Ребе призывал молодые пары сделать покупку парика своим приоритетом при планировании свадьбы. Ребе убеждал невесту купить самый красивый парик, который она сможет найти, а для некоторых он особо подчеркивал необходимость в двух, чтобы, если один парик нужно было помыть, другой был бы доступен20. В некоторых случаях Ребе даже делал жениха ответственным за эту покупку. Сам Ребе предлагал многочисленным парам финансовую помощь для покупки парика и, по крайней мере, два раза он сделал прямой подарок – оплатил всю стоимость парика отдельным женщинам21.

В первое десятилетие своего руководства (1950-60) Ребе служил исполняющим обязанности раввина на многочисленных свадьбах22. Среди условий, которые он выдвигал для проведения церемонии, было обещание невесты, что она будет носить парик после свадьбы. То, что церемонию будет вести Ребе, было большой честью и это вдохновляло многих молодых женщин на то, чтобы начать носить парики.

То, что покрытие волос является сгулой, источником благословений, было отличительной чертой подхода Ребе. В каждом из вышеупомянутых примеров и в сотнях не приведенных случаев Ребе подчеркивал уникальность этой мицвы, которая служит каналом для приведения благословения в дом и семью женщины, особенно благословения детьми и процветанием23. Ребе никогда не уставал цитировать слова книги Зоар; в конце концов, это была миссия его жизни – привести благословения на низшем уровне (материальные) и благословения на высшем уровне (духовные) в жизнь евреев. Да пребудут с нами всегда все эти благословения.

 


Источник — Chabad.org
Перевод с англ. — Дина Эйдельман
© Mikva.ru — переведено с разрешения Chabad.org

  1. New York’s Jewish Jews: The Orthodox Community in the Interwar Years (Евреи Нью-Йорка: Ортодоксальная община в межвоенный период) с. 20–21.
  2. Rabbi Haskel Lookstein, Ramaz School Oral History Project, 1986, с. 2.
  3. На сегодняшний день издано 29 томов его писем под названием «Игрот Кодеш».
  4. Маген Авраам, Орах Хаим 75:2, Цемах-Цедек, респонс Эвен а-Эзер, 139.
  5. Ликутей Сихот, том 13, с. 188.
  6. III, с. 126a.
  7. Очевидно, что Ребе своей позицией не укорял предыдущие поколения женщин, покрывавших волосы платками, поскольку не существует обязательного преимущества парика над платком. Во времена Талмуда женщины носили радид, большой платок поверх шапочки меньшего размера, покрывавшей голову. В этом случае, даже если волосы выбивались из-под первого покрытия, пряди оставались скрытыми под радидом. (См. Талмуд, Ктубот 72 а).
  8. Тогда как в более поздние годы тысячи женщин посещали эти мероприятия.
  9. Источники в Алахе, обсуждающие естественно выглядящие парики и, в особенности, сделанные из человеческих волос, которые приводят к выводу, что такие парики не вызывают возражений, смотри в Шитлей Гиборим на Риф, Шаббат 375, Яскиль Авди, Эвен а-Эзер, 16 и Игрот Моше, Эвен а-Эзер,том. II, 12.
  10. Игрот Кодеш, том. VIII, с. 182, от 25 швата 1954.
  11. Игрот Кодеш, том VIII, с. 217 от 11 адара 1954.
  12. Сгула — это набор действий и намерений, способный посредством воздействия на духовные миры изменить отдельные аспекты нашей материальной жизни к лучшему. Второе значение – «нечто уникальное», уникальные свойства, благотворно влияющие на мир и на самого человека, их соблюдающего.
  13. Счастье, радость на идиш.
  14. Игрот Кодеш, том. XIII, с. 102–3 от 25 ияра 1956.
  15. Сихот Кодеш, том IX, с. 337.
  16. Если должность Первосвященника передавалась посмертно, как можно считать заслугой, что каждый из семерых сыновей Кимхит служил в этой должности? Ее сын, Раби Ишмаэль, действующий Первоясвященник, временно не мог служить в Храме из-за ритуальной нечистоты. Со временм, каждый из его братьев получил возможность заменить его в должности Первосвященника. Не дай Б-г, она не похоронила своих сыновей. (Тосафот Йешаним на это место).
  17. Игрот Кодеш, том. XVI, с. 330–1 от 10 Адара 1958.
  18. Игрот Кодеш, том. XIX, с. 428, от 10 Элула 1960.
  19. Во время телефонного интервью г-жа Фрида Кугель рассказала следующее: «Я приехала из Израиля будучи молодой женщиной с маленькими детьми, и в то время мой муж не смог найти работу, поэтому я стала кормильцем. В 1970 году у меня был небольшой бизнес стилиста париков, и однажды, на частной аудиенции Ребе, я пожаловалась на то, как нам было тяжело. Я много работала, но не зарабатывала достаточно. Ребе сказал мне, чтобы я не волновалась, что моя ниша скоро станет очень прибыльной, потому что каждой женщине нужен, по крайней мере, один парик на каждый день, а другой — на Шаббат. Тогда Ребе сказал, что наступит время, когда салоны париков во всем мире будут заказывать парики у меня. Я была ошарашена словами Ребе. Во-первых, потому, что в то время женщины не покупали несколько париков. Парики из человеческих волос в 1960-е были действительно уродливыми, а синтетические только появились. [В то время Fashion Tress выпустила линию под названием Look of Love; это предшествовало таким бизнесам париков как Georgie, Yaffa и других.] Еще более поразительно было то, что Ребе упомянул международный бизнес, который был за пределами моих самых смелых мечтаний.

    Вскоре после этой встречи женщины начали приезжать из богатого Верхнего Уэст-Сайда, чтобы уложить свои парики в моем салоне в Краун Хайтс. Я считала это прямым результатом благословения Ребе.

    В 1980 году, когда я снова вспомнила слова Ребе, я отправилась в Корею, в попытке открыть собственную линию синтетических париков. Особого успеха эта линия не принесла. Я устала и была расстроена, и теперь, когда мой муж устроился на свою работу, я взяла паузу в бизнесе париков.

    Но с наступлением гласности мой муж настоял на том, чтобы я отправилась в Советский Союз в поисках европейских человеческих волос для шабатних париков, о которых говорил Ребе много лет назад. Мое корейское приключение не было полным фиаско, так как я много узнала о производстве париков и я никогда не забывала о благословениях Ребе. Поэтому я отправилась искать самые красивые человеческие волосы на продажу на этой обширной неизвестной территории.

    И, можете мне поверить, передо мной открылись все двери. Я буквально видела исполнение благословения Ребе. Это стоило труда, но сегодня у меня работает 150 человек – на моей фабрике париков в Днепропетровске. Мой муж и дети вошли в мой бизнес, а салоны париков со всего мира действительно импортируют парики Freeda из человеческих волос, которые множество женщин с гордостью носят в Шаббат».

  20. Мекадеш Исроэль, изд. Kehot Publications, с. 291.
  21. «Через несколько дней после того, как мой положительный ответ [относительно ношения парика] был передан Ребе, нам позвонил раввин Кринский, и сказал, что в офисе Ребе нас ждет что-то важное. Конечно, мой муж сразу же отправился в его офис, и я нетерпеливо ждала его возвращения. В маленьком белом конверте был личный чек от Ребе и с ним записка о том, что я должна купить самый красивый парик, который смогу найти. Он сказал, что я должна носить его с большим удовольствием и с радостью. В большой изящной коробке для париков на верхней полке моего шкафа стоит этот первый парик. Он был выполнен на заказ выдающимся стилистом в Уильямсбурге. Я носила и носила его, пока сетка на внутренней стороне не износилась. Тогда я аккуратно отремонтировала его с любовью и терпением. Я всегда чувствовала себя особенно, нося этот парик. И независимо от того, сколько париков у меня было с тех пор, ни один не был прекраснее того, первого. Я всегда носила его с большим удовольствием и гордостью, и когда кто-нибудь отмечал, что у меня прекрасные волосы или красивая прическа, я улыбалась и с уверенностью отвечала, что ношу парик, поскольку я ортодоксальная еврейка (выдержка из «Письма» Ханы Шарфштейн, напечатанного в «Нашей Хабад» в декабре 1993 года).
  22. Ребе вел свадебные церемонии до этого момента, но не в качестве Ребе, и он сделал исключение для нескольких пар в период между 1960-63 годами. По прошествии этого времени, ведь община Любавических хасидов росла в геометрической прогрессии и у Ребе появилось множество дел, он больше не проводил свадебные церемонии (см. Мекадеш Йисроэль).
  23. Игрот Кодеш, том, XIX, с 326–7 и том. VII, с. 259.