Любовь, брак и миква

  • автор: Фейги Тверски
  • живет в Милуоки, штат Висконсин
  • Фейги, и ее муж, рав Михл Тверски, читают лекции по иудаизму по всему миру

Прежде чем приступить к обсуждению еврейского представления о самом личном – интимной сфере – нужно отсеять некоторые нееврейские понятия по этой теме.

В западном мире, в культуре, в которой мы живем, наблюдаются определенные трудности с понятием сексуальной близости. Один из признаков этого – одержимость культуры этим вопросом. На шоссейных биллбордах, в журнальной рекламе, в популярных романах, практически во всех формах культурного самовыражения от высокого искусства до площадной лексики – везде доминирует сексуальный подтекст.

Это напоминает мне резкую реплику Гертруды, матери Гамлета: «По-моему, леди слишком много заявляет». Вместо того, чтобы демонстрировать легкий и свободный подход к отношениям, эта потребность постоянно упоминать о теме выдает болезненное к ней отношение.

Частично это связано с христианскими корнями западной культуры. Раннее христианство причислило сексуальные отношения к первородному греху. По иронии судьбы, хотя западный мир за последнее столетие сознательно стремился освободиться от любого, навязанного религией, нравственного или полового воздержания, он сохранил за собой привет из прошлого – раннехристианское представление о сексуальности как о чем-то нечистом.

Еврейские источники описывают сексуальность как могучую реку. Прирученная, она орошает поля и поддерживает жизнь во множестве поселений. Но выйдя из берегов, река грозит наводнениями и несет разрушения

До сегодняшнего дня в католицизме святость и половая жизнь не совместимы. Праведным людям – Папе, священникам и монахиням – сексуальные отношения запрещены. Хотя людям, не имеющим духовного сана, они разрешены с целью продолжения рода, близость рассматривается как уступка плоти, не несущая в себе никакой святости. Тем не менее, как с любым средством, его использование полностью зависит от значения, которым его наделяют люди. Интимная связь – словно холст в руках художников – мужа и жены – и духовное послание, которое исходит от них, может быть бессмыслицей, а может стать шедевром.

Классические еврейские источники описывают сексуальность как могучую реку. Прирученная, она орошает поля и поддерживает жизнь во множестве поселений. Но выйдя из берегов, река грозит наводнениями и несет разрушения.

В наивысшей ипостаси – в еврейском браке согласно еврейскому закону – интимная связь приносит святость в мир, поскольку связывает жену и мужа на духовном, физическом и эмоциональном уровне.

Близость между мужем и женой не просто что-то приятное, скорее, это воссоздание на физическом уровне более глубокой духовной реальности. Согласно иудаизму, муж и жена до рождения были единой душой, которая разделилась на две половины в момент зачатия старшего из супругов. Когда они воссоединяются в браке, то образуют уникальную связь, так как она олицетворяет воссоединение единого целого, единой души.

Описывая еврейский брак, наша Тора говорит: «Потому покинет муж своего отца и свою мать, и прильнет он к жене своей, и станут они плотью единой» (Берейшит, 2:24). Хотя это единство – основная цель еврейского брака, достичь его не так и просто. Ко времени достижения брачного возраста эти две половинки души принадлежат двум совершенно разным личностям, с разным опытом, разными симпатиями и антипатиями. К счастью, брак предоставляет множество инструментов для преодоления этих приобретенных различий и устанавливает на физическом уровне то единство, которое уже существует на духовном.

Миква и относящиеся к ней Законы чистоты семейной жизни раньше были известны всем и соблюдались так же, как зажигание субботних свечей. Ни одна еврейская семья и подумать не могла обойтись без них

Возможно, самый мощный из инструментов, способствующих единению, — интимная близость. Все прекрасные чувства, которые испытывает пара в отношениях, достигают кульминации в интимной близости между мужем и женой.

Если Вс-вышний наделил близость такой исключительной силой, то было бы вполне естественно, чтобы Он дал нам и руководство – средство – для максимального раскрытия ее потенциала. И Он дал нам его. Мы называем это средство миква.

Миква и относящиеся к ней Законы чистоты семейной жизни раньше были известны всем и соблюдались так же, как зажигание субботних свечей. Ни одна еврейская семья и подумать не могла обойтись без них.

Сегодня мы настолько отдалились от тех времен, что не только этот институт был полностью забыт в большинстве еврейских семей, но и сам брак потерял свою значимость. Признание иного образа жизни зашло так далеко, что современный брак между евреем и еврейкой, который всегда был самоцелью у евреев, рассматривается лишь как один из возможных вариантов.

В былые времена, однако, ценности были другими. Семьи были крепче. А еврейские семьи вообще были предметом зависти. В те времена еврейские семьи не просто хорошо знали законы семейной чистоты – они рисковали жизнью за возможность исполнять их.

Миква означает «собрание» (вод). В физическом смысле это бассейн для сбора природной воды, не тронутой руками человека, такой как дождевая или вода из рек или подземных источников.

Культурное значение миквы таково, что мудрецы Талмуда постановили, что если в общине еще нет ни миквы, ни синагоги, микву нужно построить раньше.

Практически же миквой пользуются еврейские мужчины и женщины, окунаясь в нее перед какими-либо действиями, связанными со святостью. Хотя она и напоминает ванну, миква – это совсем другое. Когда по еврейскому закону человек должен окунуться в микву, он должен быть абсолютно чист и ему нужно принять ванну перед окунанием. Миква – это духовный инструмент, не имеющий ничего общего с гигиеной.

В Торе наиболее заметное упоминание о микве связано с Первосвященником (Коэн Гадоль). Он окунался в воды миквы пять раз за время службы в Йом Кипур, во времена, когда в Иерусалиме стоял Храм. В наши дни миква, прежде всего, используется женщинами, которые окунаются в ее воды в рамках цикла сближения и отдаления между мужем и женой, известном как семейная чистота.

Никакое краткое описание практической стороны законов семейной чистоты, включая нижеследующее, не может гарантировать их надлежащего исполнения. Деталей так много, и в самом деле, ни одно краткое объяснение преимуществ семейной чистоты, в том числе и нижеследующее, не может полностью отразить их красоту. Только практическое соблюдение этой заповеди может по-настоящему раскрыть ее удивительную суть.

Еврейские пары, которые изначально не были знакомы с законами миквы, но узнали о них и сделали частью своей жизни, говорили мне, что если раньше они сомневались в том, что Тора была дана Б-гом, то миква и законы семейной чистоты их переубедили. Прозрение или, как они это описывают, гениальность этого обычая настолько велика, что ни один человеческий разум не мог его изобрести.

Время ожидания и окунание жены в микву перед возобновлением физической близости с мужем, а также их соединение олицетворяют победу жизни над смертью

Конечно, современному человеку этот обычай может на первый взгляд показаться странным, в силу того, что он непривычен. Поскольку этот столп традиционного уклада еврейской жизни настолько чужд нам, его часто неправильно воспринимают, ведь мы смотрим на него через призму поверхностного мировоззрения человека 21 века.

Согласно законам семейной чистоты с началом менструации у женщины в жизни еврейской пары наступает период отдаления; физический контакт возобновляется лишь по истечении семи дней после окончания менструации. Перед тем как возобновить физические отношения, вечером женщина окунается в воды миквы, произнося при этом молитву, в которой просит Творца освятить предстоящую близость.

По сути, интимный союз является торжеством жизни, ведь пара соединяется в священном стремлении привести новую душу из небесного источника в этот мир. И наоборот, период, когда физический контакт запрещен, ассоциируется со временем, когда женщина теряет потенциал новой жизни, так как неоплодотворенная яйцеклетка исторгается из ее тела.

Время ожидания и окунание жены в микву перед возобновлением физической близости с мужем, а также их соединение олицетворяют победу жизни над смертью. Мы поднимаемся над нашей смертной природой. Прекращение физических отношений между мужем и женой никак не связано с отвращением к менструации, как зачастую ошибочно полагают. Такой концепции нет места в иудаизме.

Любопытно, что хотя таинство миквы завязано на взаимодействии жизни и смерти, очевидно, что роль миквы куда глубже, чем наши представления о жизни и смерти, поскольку еврейский закон предписывает посещение миквы и для пар, для которых зачатие невозможно. Более того, еврейский закон поощряет стремление к здоровым, полноценным сексуальным отношениям у супружеских пар всех возрастов и считает их отдельной ценностью, даже духовной ценностью, вне зависимости от того, возможно ли зарождение новой жизни.

Если мы хотим глубже понять микву, стоит обратиться к ее упоминаниям в Торе. В 16 главе книги Ваикра мы читаем о службе на Йом Кипур во времена Храма в Иерусалиме.

В кульминационный момент службы Первосвященник входил во внутренние покои Храма – самое святое место на земле – в Святая святых, или Кодеш а-кодашим, где просил о прощении грехов всего народа за прошедший год. Никто кроме Первосвященника не мог входить в Святая святых, и даже сам он, самый святой представитель святого еврейского народа, допускался туда всего раз в год, в Йом Кипур, самый святой день года.

Сложно вообразить всю значительность этого момента. Первосвященник начинал готовиться за семь дней. В ночь перед посещением Святая святых мудрецы Торы не позволяли ему спать, задавая ему вопросы, выводя его на вершину его нравственного и духовного потенциала. Будущее не только еврейского народа, но и всего мира зависело от его действий в Святая святых, действий, которые совершались в полном одиночестве, свидетелями которых были только Б-г и сам священник.

После семи дней работы над собой, после долгой бессонной ночи, Первосвященник проходил еще одну последнюю подготовку к внушающему трепет моменту, когда он войдет в Святая святых и попросит искупления для себя, своего народа и всего мира: он окунался в микву.

Вода – наиболее духовный из всех физических элементов

Возобновление интимной близости еврейской женщины с ее мужем также внушает трепет. После семи дней подготовки к этому моменту женщина окунается в микву, чтобы возвысить свои отношения с мужем и, тем самым, весь мир.

Как? Как погружение в простую воду может иметь столь значительный эффект?

Вода – наиболее духовный из всех физических элементов. Первые стихи книги Берейшит (1-22) описывают сотворение множества впечатляющих объектов, включая землю и человечество. И хотя вода упоминается («…и дух Всесильного парил над водою… Берейшит, 1:2), сотворение вод не упоминается. Из этого мудрецы делают вывод о том, что вода существовала еще до начала известного нам процесса творения и даже раньше земли.

Миква наполнена водой, к которой не прикасались руки человека – это либо дождевая вода прямого сбора, либо вода из подземных источников, и поэтому она ближе всего к «раю» на земле. Она дает нам возможность прильнуть к нашему духовному источнику.

Перед погружением в эти святые воды женщина произносит молитву с просьбой к Творцу освятить ее брак – самые важные отношения.

Произнося молитву, она фактически имеет в виду: «Всемогущий, это самые святые отношения моей жизни. Это супружеское единение – одно из величайших проявлений святых отношений, и я не хочу, чтобы нечто столь святое было лишено Твоего присутствия. Я хочу, чтобы Ты был со мной при этом». После этого она окунается и, в определенном смысле, касается руки Творца.

Покойный рав Шломо Тверски, который был моим шурином и блестящим знатоком Торы, отмечал, как органично то, что миква – это ответственность жены, а не мужа, ведь миква освящает семью, и именно мудростью женщины, больше чем других членов семьи, строится дом.

В определенном смысле женщина создает свою семью. Девять месяцев до рождения она создает идеальную внутреннюю среду для своих детей; затем почти двадцать лет она формирует их эмоциональное, ментальное и физическое окружение. Даже если у нее нет детей, именно она, в большинстве семей, оказывает наибольшее творческое влияние на атмосферу дома и его обитателей.

Когда женщина идет в микву, то перед возращением домой, где она снова будет проявлять свою мудрую созидательность, она – человек-творец – просит благословения у Творца Вселенной. Она просит Вс-вышнего последовать за ней домой, быть рядом с ней в ее святых действиях и, самое главное, быть с ней в ее браке.

Скука в семейной жизни – совсем не мелочь. Она разрушительна; в наши дни – это основная причина разводов

Как и в случае с другими мицвот, заповедями Вс-вышнего, мы ходим в микву, потому что знаем, что это воля Творца, который не только создал нас, но и знает наши нужды лучше, чем кто-либо когда-либо будет знать, включая нас самих. Нам не нужна иная причина. Мы также знаем, что, как бы ни был велик наш разум, мы никогда не узнаем истинную причину этой или иной заповеди, поскольку, будучи смертными, мы заперты в границах нашего восприятия. Конечно, есть много аспектов каждой заповеди, которые мы в состоянии понять, и мы вправе изучать их в рамках наших человеческих возможностей.

Суть всех заповедей – добро, и миква не исключение. Талмуд, в котором разъясняются законы Торы, объясняет простое правило, относящееся к человеческой натуре в контексте сексуальности: находящееся в постоянном доступе в конечном итоге теряет привлекательность в наших глазах. Мы позволяем рутине заменить собой волнение и открываем путь скуке и пренебрежению.

Скука в семейной жизни – совсем не мелочь. Она разрушительна; в наши дни – это основная причина разводов.

В этом первое и наиболее очевидное преимущество миквы. Практически две недели каждого месяца муж и жена запрещены друг другу. Талмуд говорит, что благодаря этому ежемесячному отпуску, муж и жена становятся друг для друга женихом и невестой, каждый месяц, снова и снова. Отношения не теряют своей свежести; если вы сомневаетесь, спросите любую пару, которая следует законам миквы, и они это подтвердят, хотя в этот момент могут и покраснеть.

Во-вторых, миква учит нас ценности самообладания. В мире, где измены распространены так, как сегодня (по статистике, чуть ли не один из двух женатых мужчин изменяет), людям нужно учиться сдержанности. К сожалению, это не изучают в школе.

В еврейских семейных отношениях, если муж и жена регулярно становятся недоступны друг для друга, это значит, что они должны научиться контролировать себя в рамках семейных отношений. Вне брака при внезапном возникновении соблазна их самообладание проходит испытание, но они знают, как поступить. Это не то же самое, как если бы им нужно было бежать марафон, хотя они никогда не пробегали больше квартала.

В-третьих, перефразируя поэта1, миква дарит нам бесценное сокровище «свободных пространств в нашем единении». Она дает нам возможность быть самими собой так, как было бы невозможно, не будь периода отдаления.

Единение в еврейском браке – это не единение тождеств. Это скорее динамичное взаимодействие двух личностей, сохраняющих свою идентичность

Одна из основных причин, согласно которой наши личные души спустили на землю, — реализация уникальной, не похожей ни на кого части себя. А в браке двое могут легко раствориться друг в друге и не знать, где заканчивается один и начинается другой. Это не еврейский идеал. Единение в еврейском браке – это не единение тождеств или идентичных партнеров, которые не противостоят и не бросают вызов друг другу. Это скорее динамичное взаимодействие двух личностей, сохраняющих свою идентичность, хотя и объединенных общей целью, единым сердцем и душой.

Два человека, укрепившие свою индивидуальность в этот период отдаления, соединяются снова и обогащают друг друга именно потому, что они укрепили ту часть себя, которая принадлежит им и только им.

И, наконец, миква учит нас тому, что мы не объекты. Поскольку я не принадлежу тебе, а ты не принадлежишь мне в той степени, как это происходит в период нашего объединения, я обязан относиться к тебе как цельной личности, а не как к объекту наслаждения. Это бесценный урок для нашего общества, которое со всем его преклонением перед феминизмом продолжает относиться к женщинам как к объектам: в рекламе, на работе, а зачастую и дома.

С помощью миквы мы также учимся эффективнее общаться друг с другом. Многие проблемы можно замаскировать объятием и поцелуем. В течение двух недель без физического контакта пара вынуждена учиться говорить обо всем, включая проблемные вопросы. Мы узнаем сокровенные мысли друг друга, которые при других обстоятельствах так и остались бы тайной. Результатом становится близость – настоящая.

Как мы упоминали выше, эти преимущества – всего лишь верхушка айсберга духовного воздействия миквы на нашу жизнь и на весь мир. В этом обычае есть глубины, которые не постичь человеческому разуму. Но ясно одно.

Вне служения высшей цели наша физическая близость – просто физическая. Благодаря микве и присутствию Вс-вышнего, сексуальные отношений перестают быть чем-то абсолютно чисто физическим, что присуще и неразумным существам, и становятся проявлением святости, актом наивысшего взаимодействия двух людей.


Источник — Mikvah.org

Перевод с англ. — Дина Эйдельман

© Mikva.ru — переведено с разрешения Mikvah.org

  1. Халиль Джебран. Пророк. О браке