Дети на кухне. Шабат «по-своему»

  • Иветт Альт Миллер
  •  доктор  философии
  • мать и адьюнкт-профессор
  • живет в Чикаго
  • автор книги:  Angels at the Table: A Practical Guide to Celebrating Shabbat  («Ангелы за столом. Практическое руководство по празднованию Шабата»).

Утро пятницы выдалось морозным и снежным: в Чикаго было холодней, чем на Аляске! Дети не пошли в школу, а я проснулась с температурой и пульсирующей головной болью. Обычно пятница мой самый загруженный день. Я рано встаю и сразу начинаю варить бульон, чтобы он мог подольше потомиться. Пока дети в школе, я закупаю продукты, стираю, навожу порядок и готовлю наши любимые субботние блюда.

Естественно, эта пятница обещала быть совсем другой.

— Что на завтрак, мам? – спросил мой сын.

Я подмигнула ему. Я поняла, что мне придется положиться на него, если я хочу продержаться до вечера.

— Знаешь что? – ответила я. – Мне понадобится твоя помощь.

Пока я делала тосты и варила яйца, я дала ему первое задание: помочь младшему брату прочесть утренние благословения. Раньше я никогда об этом не просила, и было забавно слушать их диалог.

— Это довольно тяжело, – сказал он братику. Я уже решила прийти на помощь, как мне вспомнились слова знаменитого детского психолога Венди Моджел. Много лет назад она говорила о том, как важно давать детям задания и небольшие обязанности, но это еще не все; настолько же важно давать детям возможность выполнять их по-своему. Принуждать детей имитировать наш способ действия сродни рабству, говорила она. Это подрывает их энтузиазм к новому и мешает сделать «своими» навыки, которые мы хотим у них сформировать.

Я прикусила язык, и тут услышала продолжение:

— Это довольно тяжело; почти как скороговорка! – И затем он медленно и тщательно проработал с братиком весь отрывок. Никогда раньше я не замечала у них такого оживления. Их лица сияли от гордости, когда они, наконец, отложили молитвенник и пришли на завтрак.

Во время завтрака я рассказала наш план на день.

— Шабат начнется через несколько часов, — сообщила я. – И нам нужно подготовиться. Я хочу, чтобы часть еды приготовили вы сами. Что вы выбираете?

— Десерт! – в один голос закричали дети.

Снова прикусив язык, я зачитала список ингредиентов. Не знаю, температура ли повлияла или совет Венди Моджел, но я промолчала, когда дети принесли кучу сахара и декоративной посыпки для пирогов. Я не сказала ни слова, когда в поисках формочек для печенья они вытащили коробку со штампами и формочками для пластилина. Скоро кухонный стол был покрыт липкой смесью теста и сахара, пластилина и посыпки… Но на противне красовались два десятка заготовок печенья, а дети были так рады и готовы выполнять следующее задание!

Когда я выложила остальные ингредиенты, и мы все навели порядок, я заметила нечто несвойственное пятничной атмосфере нашего дома: мы все были перепачканы, но в прекрасном настроении! Не было и следа стресса, присущего готовке и уборке с детьми. Наоборот, мы разговаривали о шабате. Старший сын пересказал младшим детям недельную главу… Кто-то даже запел субботнюю песню. Один из сыновей заявил, что примет душ и оденется на шабат – за несколько часов до заката. (Я хотела попросить его подождать – и он-таки вымазал нарядную одежду еще до шабата – но остановила себя; дети так хотели сами готовиться к шабату, и я не хотела это испортить.)

День прошел как в тумане. Мой пятилетка отполировал специальным средством серебряный бокал для кидуша и подсвечники (а также всего себя и большую часть кухни и ванны). Мой восьмилетка оказался любителем чистить картошку (и начистил почти 5 килограммов, пока я его не остановила).

Когда я поняла, что осталось еще кое-что закончить, я попыталась сформулировать свои просьбы.

— Дети, — сказала я наконец, — я вижу, что до шабата нужно еще кое-что доделать. А вы можете догадаться, что же именно?

Словно по мановению волшебной палочки мои дети бросились чистить, убирать и готовить все вокруг. Перед самым шабатом сын увидел, как я одеваю сапоги, и спросил, куда я иду. Когда я сказала, что иду выбрасывать мусор, он подскочил: «Я хочу!» Он был в полной боевой готовности в своей нарядной (и уже немного грязной) шабатней одежде.

В этот волшебный шабат наш бульон превратился в густой пересоленный суп. (Почти вся жидкость почему-то испарилась). Мы так и не отчистили полироль для серебра от раковины в ванной. Но наши бокалы для кидуша сияли, как и лица моих деток. Это был «их» шабат, и я видела, что они воспринимают его по-другому. Еда явно нравилась им гораздо больше, ведь они сами планировали меню и участвовали в готовке. Они гордились чистотой своих комнат и старались не захламлять их по новой. Они даже взяли на себя дополнительную ответственность: предложили всем нам спеть после трапезы и выбрали наши любимые песни.

Я не уверена, что готова снова передать им бразды правления; я все еще нахожу кусочки теста от печенья на кухонном полу, и я сомневаюсь, что наш эксперимент по детскому самоуправлению будет столь же успешен каждую неделю. Кроме того, я люблю свои идеальные халы, я люблю делать шабат «по-своему». Но мои дети взрослеют, и я постараюсь не забыть, что им тоже бывает нужно провести шабат «по-своему», ведь самый верный способ понять, что что-то – твое, это поработать над этим и сделать его своим. Я хочу, чтобы мои дети выросли с любовью к шабату, я снова хочу видеть в них радость и энтузиазм того «детского» шабата. Если для этого придется потерпеть немного песочного теста (и полироля, и сгоревший суп…), то это того стоит.

 


Источник — Chabad.org

Перевод с англ. — Дина Эйдельман

© Mikva.ru — переведено с разрешения Chabad.org