Бояться разрешается

  • автор: Малки Херсон
  •  вместе с мужем, равом Менди, возглавляет Хабадский еврейский центр в Баскин-Ридж, штат Нью-Джерси, а также заведует его учебной частью
  • 8 детей – 5 мальчиков и 3 девочки

Если бы мне нужно было сформулировать всеобъемлющую цель дошкольного образования в одном предложении, я бы сказала, что главное – поощрять детей ценить свои мысли и чувства, учить пользоваться ими для принятия самостоятельных решений, которые помогут им вести полноценную жизнь. (Естественно, из этого подхода следует и наделение детей знаниями об окружающем их мире и помощь в овладении навыками.)

Доктор Хаим Гинотт1 пишет, что хороший учитель – тот, кто помогает детям осознавать свои внутренние ощущения и прививает уважение к ним. И, прежде всего, он следит за тем, чтобы дети не стыдились своих чувств.

Ух, ты! «Прежде всего, он следит за тем, чтобы дети не стыдились своих чувств». Что бы это значило? А вы вспомните свою реакцию, когда ребенок делится с вами своими эмоциями, например: «Я зол!» или «Мне страшно!» А в ответ: «Тут не на что сердиться» или «Это же совсем не страшно»… Вместо того, чтобы помочь ребенку прожить свои чувства, такой подход заставляет малыша погасить эмоции, повергает его в смущение.

Когда ребенок слышит: «Тут нечего бояться», его страх возрастает. Хаим Гинотт описывает это так: ребенок пугается трижды – кроме первоначального испуга (1), он теперь боится бояться (2) и еще боится, что не сможет скрыть свой страх (3). Страх не исчезает, если его «прогонять». Он не исчезает, когда его не признают. Если ребенок напуган, нужно открыто признать его страх и проявить уважение к нему.

Это применимо ко всем эмоциям. Как чувствует себя стеснительный ребенок, которому советуют «не стесняться»? Или ребенок, которому больно, а ему говорят: «тут не о чем плакать»? Ребенок с проблемой – «у всех есть такая проблема» или «нашел о чем переживать»?..

Вместо того чтобы отрицать его эмоции, мы должны поощрять ребенка исследовать их. Только так он научится справляться с ними.

На днях я услышал, как ребенок сказал своему воспитателю: «Но я хочу сейчас!!!» Ребенок отчаянно хотел игрушку, с которой играл другой ребенок. Он был достаточно большой, чтобы понять, что нужно дождаться своей очереди; каприз происходил скорее из того, что его желание не было выполнено немедленно. Воспитатель улыбнулся ему, признавая его желание, и сказал: «Я понимаю, как сильно ты хочешь ту игрушку. С такой игрушкой здорово играть! Как думаешь, ты сможешь порадоваться игрушке, когда твой друг с ней наиграется? Как думаешь, ты сможешь немножко потерпеть?» Ребенок улыбнулся до ушей: «Да, – ответил он. – Я думаю, что смогу!»

Когда ребенок грустит/напуган/сердит/завидует или, наоборот, доволен/горд/светится счастьем, мы должны быть рядом с ним. Мы позволяем ребенку «распробовать» его чувства. Иначе мы рискуем на выходе получить взрослого, не способного разобраться в своих эмоциях. Когда ребенок делится с нами своими чувствами, мы благодарим его за то, что он поделился с нами, повторяем его слова, и помогаем разобраться. Не отделываемся краткими ответами, а мягко подталкиваем ребенка к поиску решения. «Тебе наверняка больно… Как ты думаешь, что можно с этим сделать?»

Это работает! Я видела это много-много раз!


Источник — Mikvah.org

Перевод с англ. — Дина Эйдельман

© Mikva.ru — переведено с разрешения Mikvah.org

  1. Клинический психолог, педиатр и руководитель семинаров для родителей (Израиль- США). Автор коммуникативных методик используемых по сей день.